Вам стоит разворачиваться и убегать отсюда как можно быстрее.



Ask.fmVKАнонимное мнение
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:48 

You're my sunshine

...потому что воля моя сломит Богов.
Выбираюсь из гнезда одеял, определяю по запаху табака, по теплу чашки кофе, как давно Он ушел на работу. Допиваю остатки, думаю, как закрутить термокружку так, чтобы не проливалась, чтобы варить ему кофе с собой, потому что скоро станет гораздо холоднее, чем сейчас. Пусть хоть она греет ему руки, если это не наш общий рабочий. Жалею, что не приготовил ему завтрак, но, вспоминая, с какой болью в животе проснулся, представляю, как бы он злился, глядя на мое скрюченное тело за плитой. Посмеиваюсь. Мой заботливый дурак. Я лучше него знаю, как сильно он обо мне заботится и как сильно любит.
Добираюсь до магазина с пряжей, чертыхаясь на людей и кутаясь в его шарф. Выбор большой, требований тоже много, зависаю минут на десять, бегая туда-сюда, выбирая то, что идеально подойдет. Если бы я знал раньше, что захочу сам для кого-то вязать, ни за чтобы не поверил. Если бы я знал, что буду любить кого-то так сильно, то скорее бы решил, что мне рассказывают нелепую шутку.
А ведь прошло уже больше полутора года, как мы вместе.
Время сбивается в восприятии и мне то кажется, что уже больше десятка, то всего лишь пару месяцев. Потом вспоминаю как нам было тяжело временами и улыбаюсь тому, что все стало гораздо лучше. Нет никого счастливее меня.
Я люблю тебя, мой ворчливый волчара.

12:23 

Печальна участь сына ведьмы

...потому что воля моя сломит Богов.

Я так давно ничего не писал в дневнике, что забыл, как это делается.
Между тем, я писал в любом случае - в альбоме, который предназначен для рисунков, на мелких листках, стоя на кассе, на салфетках, в телефоне, в компьютере, в голове...есть вещи, к которым всегда возвращаешься. Я вспоминал, как начал писать впервые, как прятал листы и тонкие тетради подальше от чужих глаз, и никому никогда не показывал и не читал, потому что "это н и к ч е м н о"...но Барбара Шер действительно умеет убеждать и заставлять думать.

Кажется, я этого не рассказывал, но меня занесло в Буквоед. В смысле, занесло окончательно с оформлением и выплатой денег; стоило догадаться, что так случится. Самое забавное во всей этой ситуации отнюдь не статус книжного, не то, что меня уже знали там и что очаровательная женщина из отдела кадров живет под нами этажом ниже, а то, что мне действительно это нравится больше всех предыдущих работ. Забавно; я увидел все абсолютно с другой стороны и ни разу не пожалел о том, что ушел с предыдущих работ, в очередной раз осознав, что точно загнулся бы там. Я вспомнил, как сложны люди, как приятно помогать им и что значит организованность работы. Что значит коллектив, который не разделяет каждого настолько, чтобы это было похоже на холодную войну.

Осень пришла, не оставив и шанса на промедление.
Я зажигаю аромалампу, закрываю глаза и выдыхаю дым сигареты, чувствуя, как вокруг ходят Тени. Переползают через меня, обходят стороной или наоборот ластятся. Как где-то в углу что-то шипит на свет и как глухая тишина наполняет не только голову, но и все пространство.

Где-то в другом месте кто-то отсчитывает дни и плачет, проклиная все. Ставит свечи у фотографий, в церквях, быть может, молится, пока я иду в другую сторону, все дальше и дальше, лишь бы меня во все это не втягивали. Лишь бы не вспоминали обо мне...
Пусть все пройдет тихо.

Я с нетерпением жду нашей поездки в Карелию. Как только думаю об этом, нетерпение растет, потому что - новое место, новые запахи, новые места. Новые, не узнанные, интересные. И мне хочется ускорить время, чтобы побыстрее все началось. Но надо терпеть и я терплю, потому что это, пожалуй, единственное, чему я научился за долгое время.

Надо бы почаще писать и сюда, а не спустя полтора месяца. Работа так затягивает.

18:22 

...потому что воля моя сломит Богов.

Пускаю в квартиру уличный Ветер. Треплет шторы, гоняет журавлей, мешает спать мышам - словом, бушует, как счастливый пес, вернувшийся с прогулки домой. Все обнюхать и потыкать - не изменилось ли что, пока меня не было, а вдруг...да нет, не изменилось. Мне дышать свободнее, когда окна открыты. Лес только почти не виден уже, да черт с ним, у меня внутри свой, такой мудреный, что черт ногу сломит...снова черт. За такими упоминаниями заблудился уже небось. Я и сам там, бывает, теряюсь, спотыкаюсь о ветки и напарываюсь на сучья. Больно это, да бессмысленно переживать, чай живучий гад, выжил же, пусть даже сожгли когда-то. И топили, и давили, да толку мало, так и ветки не помеха. Жить будем. А на тропу знакомую наткнусь, так и идти легче, сразу и дышится, и идется. Только страх иногда накатывает.

Пока я курю, Ветер в попыхах сгоняет дым подальше. И что это? "Не кури"? Забавный; благовоний бы ему зажечь, да у меня только лаванда сухая, и та горит недолго. Курю и думаю: какая очаровательная логичность есть в том, что Сато любит лаванду. Хорошая вещь, чтобы злых духов отогнать, а с его-то задачами там, на Изнанке, самое то...Солнце слепит в глаза, на соседском балконе песни детские, достойные хорошего ужастика. Если б она так в ночи завывала, ей богу, я бы взял задумался о пистолете с серебряными пулями. Хотя это бред конечно. Про серебряные. Прошу его отнести мой поцелуй и ромашек Сато, а он только сильнее размахивает журавлями под потолком. В помещение ему сложно попасть, я понимаю, но я так много хочу сказать ему, что мне не сидится, а печатать тем более не хочется.

Тепло. Окна открыл и спокойнее стало. Я, по правде говоря, сам виноват. Мешал то, что мешать не стоило. Не выпивку, нет (мои первые эксперименты с шампанским+виски оказались не вкусными и последними), там, внутреннее. Не знаю, что мне это дало, кроме того, чтобы понимать, что с собой надо быть аккуратнее, а то и потеряться недолго. Молчок. Где-то в Питере был снег, а у нас - тишь да солнце, тучи на небе ползут мимо и не рыпаются. А я грозы и ливней хочу. Не напился. Но стоит мне захотеть под них выйти, как сразу все успокаивается. Кровь - злая сила.

Я чувствую себя лучше, когда пишу и слушаю ветер. Сигарет бы еще, да курить я стал, как отец, ненасытно, и это тогда, когда у дяди рак из-за сигарет. Трубки мне не хватает, что ли? Сигарет толком не чувствую, так, горечь одну, однако хочется, да нельзя. Надо держать себя в руках. Хотя бы здесь. Мне бы говорить и говорить, да лаванда догорела почти. Надо садиться писать. На той летней веранде меня уже давно ждут.

11:35 

Wut

...потому что воля моя сломит Богов.


Я не могу их оттереть. Кровь, запекшаяся, темно-бурая, от кончиков пальцев до локтя. Не оттирается. Не смыть. Никогда...
Я просыпаюсь от будильника Сато и сразу же выдыхаю спокойно. Он рядом и он в порядке. Ворчит тихо, приглаживает свои растрепанные волосы, заваривает кофе...все в порядке. Я выдыхаю. Иду к нему на кухню и закуриваю. Мне легче, когда он в поле моего зрения, когда я слышу его, когда чувствую; горький дым раздирает сухую глотку, чувствую себя живее, не так, как было тогда. "Ничего страшного не случится. Тебе же все равно, мы знаем." И я знаю. Они позарились на мое сокровище, и сами поплатились. По их вине мне пришлось убить незнакомого, а затем - и их самих - но уже за наглость. Я и забыл это чувство. Металл на зубах, под когтями, удушающая жажда и горячая патока в глотке. Чужой вырванный язык, разодранная глотка, куски мяса, ужас в застекленневших глазах, мольбы - воплями, криками, шепотом..."Тебе не отмыться".
Позабыл. Стало легче, когда кровь близких на моих руках оказалась не тем, чем была. Не виной. Фактом потери, напоминанием, обещанием - но не меткой "это твоя вина". И снова. Но этого ждать следовало, пусть я и не ожидал, что это произойдет таким образом. Главное, что они не тронули его.

Хватит быть осторожным. Шаг и вниз, с головой, как тогда с моста в воду. Ведь это того стоило. Пусть в сожалениях и стыде дохнут другие. - писал я сам себе когда-то и забыл. Боже, когда я вообще заразился осторожностью, которая никогда не была моей сильной стороной? Долгое нахождение среди людей подобно яду, который заставляет тебя забыть себя. Я, тот кто...

И после последних двух дней мне стыдно за себя того. Хочется придти и дать себе же по лицу, чтобы не смел больше так делать. Кости в ногах плавятся свинцом, но теперь это наполняет меня не отчаянием, а той неизмеримой, той пьянящей яростью, которую я когда-то нежно любил. Разговоры с собой в одиночестве делают свое дело.

22:19 

...потому что воля моя сломит Богов.
На одном из семинаров А.С. сказал: "Нет ничего страшнее, чем встретить человека, которым ты мог бы сейчас быть". Тогда я задумался, но не придал этому сильного значения. А сегодня, готовя на кухне и распевая в голос песни, понял, насколько счастлив. И там, в других вселенных, я, еще маленький, еще подросток, еще спешащий на пары под дождем или ползающий по полу, надеюсь, выберу тот же путь. Столкнусь с теми же случайностями, сделаю те же шаги, скажу те же слова, чтобы погладить себя-Того по волосам и сказать "Все будет настолько волшебно, что ты и не сможешь сразу поверить".

Небо окрашено в пастельно-розовый. Тень от журавля и самолетика на стене похожа на корабль. Соседи непривычно тихи, а я курю, чувствуя во рту привкус никотина и лаванды после ложки варенья в чае, и во мне решимости больше, чем было в пятницу, когда я понимал, насколько устаю, и не понимал, от чего. От собственной неосознанности, которую понял только за два дня отдыха и размышлений? У меня не хватает слов, когда я пишу, и я сажусь читать "Хроники любви" Н. Краусс, которые внезапно привели меня в дикий восторг. Моя единственная цель с далекой юности начала обретать более конкретный вид, и я понимаю, за что хвататься. Я оглядываюсь - вновь - на себя год назад, и понимаю, как много из моей головы дурного ушло. Мне еще много чего не хватает, но я выращу это. Потому что есть тот, кого я хочу делать счастливым и никогда не отпускать. Это...безумно придает сил и вдохновляет.

Но чтобы двигаться вперед и не терять ускорения, нужно начать с головы. Хотя бы перестать пытаться выкинуть всю женскую одежду, когда нахожу ее среди своих же вещей.

У дяди обнаружили рак легких второй степени. Узнав, я и не поверил сначала. Как этот удивительный человек, воплощение силы и ответственности за себя и свою семью, мог неуследить за собой? Выдыхаю дым, ловлю его в ладонь. И осознаю, насколько это было легко. И что скорее всего, это был до смешного обдуманный шаг. Но слов поддержать сестру у меня нет и едва ли будут, потому что знаю, что кроме сухих фактов, кои ей сейчас ни к черту не сдались, я ничего не могу дать, даже имея больше потерь, чем она. Потому что мне они тоже ни к черту были не нужны, а на все остальное я смотрел, как на бесполезный набор звуков. Если быть честным, то я вообще не понимаю, что делать.

07:37 

...потому что воля моя сломит Богов.
Я замечаю, что надел носки наизнанку. Но мне настолько все равно, что я просто продолжаю курить и стараться не вырубиться.
Неделя была изматывающей. Слишком. Я ловлю возможность сбегать в семь и не задерживаться, бегу домой подальше от обучаемых мной людей, от толпы на улице, чтобы прийти домой и немного умереть. Потому что все, что я хочу - упасть. Недели перед закрытием самые тяжелые, я это уже понял, и моя вроде бы продуктивность все равно не утешает, потому что я просто падаю и не хочу ничего больше. Считаю минуты до обеда, минуты до перерыва, минуты до ухода, хоть и продолжаю выкладываться в работу. Я люблю ее. Но под конец рабочего дня от меня ни физически, ни морально ничего не остается. Еще и ноги подводят раньше положенного им времени, что пугает. Слава Богам, сегодня пятница. Два дня, чтобы восстановиться.
Поступать на дизайн я никогда не жаждал. Но это зацепило. Почему-то. Универом ли, или шансом зарабатывать удалённо - не знаю, но я настолько готов, что самому неловко. Потому что знаю, зачем я это делаю и что получу взамен.
Шлиссельбург. Книги МИФа. Прогулка по садовой. Все наполнено событиями, которые помогают мне наслаждаться миром. Сходить в кино на Человека-паука, пересматривать Мстителей. Ужин дома. Мягкие теплые мышки. Я уже два дня не могу выразить эмоции на бумагу. Не хватает словарного запаса, а имеющиеся слова не такие.
Но кажется я все делаю правильно. Дайте моим ногам еще немного времени.

16:28 

...потому что воля моя сломит Богов.
В этом мире божества соблаговолят мне.
Я откладываю карты в сторону, потому что в моих руках они уже не оружие - просто бумага с подсказками, которые, как верно отметил мой прекрасный Сатору, я интерпретирую в зависимости от настроения и субъективного отношения. Но откладываю я их не по той причине. Бумага бумагой, но я уже не чувствую в них того, в чем нуждался. Мы оказались по разные стороны. Это как пользоваться ножом, когда рука требует меча, тяжести лезвия, мозолей, вместо легкости и маленького радиуса. Дело ли в том, что я второй день подвыпивший, либо еще в чем, не имеет толком значения, но мир вокруг странный, а я смотрю на себя и ничего не понимаю.
Я предаюсь воспоминаниям и понимаю, что от того, чем я когда-то был, ничего и не осталось. Того меня и не было вовсе. Я говорю не про что-то абстрактное, нет-нет, я вспоминаю себя за весь период с ранней юности, но ни узнаю ни в одном, хоть и знаю, что это я. Это был я - заплаканный, с переперченным кофе у рыжей ведьмы и прокуренного некромага; это был я - выливающий вино и получающий оплеухи от родного человека; это был я - молящийся в ванной и выползающий по полу до комнаты, оставляя за собой мокрый след и проклиная бесполезные ноги; это был я - жадно глотающий воздух и дерущийся где-то на улице в перчатках с такими же просто пришедшими, как я; это был я. И сейчас часть меня - где-то там, в недописанном лесу, сидит в ожидании новых слов, потому что времени нет и вовсе, и огонь будет гореть, пока слова не придут и не погасят его, но без этого и жизни нет...
И я пишу, пишу, как одержимый, даже не вчитываюсь, и мне страшно потерять это состояние, и страшно от того, как глотке хочется никотина, и как все-таки я похож на своего отца. Это человек, на которого я менее всего желал бы быть похожим, но единственный, которого я хочу хотя бы уважать.
Господи, в какие же дурные рамки я загнал себя, и зачем, зачем, если они были больше вредны, чем полезны, разве что по неопытности, по юностиглупостислепости, и вытаскивать их, как колючую проволоку изнутри, царапает, больно, хоть и знаешь, что легче будет; знаешь - потому что уже часть вытянул, потому что уже дышать легче, но чем дальше, тем глубже и сильнее они вонзились. Терпи, милый, терпи, нет ничего страшнее, чем стоять на месте, или двигаться вслепую ради движения, нет ничего более человечного и опасного, чем твоя собственная вечная константа натуры, беги от нее, ломай хребет, если не хочешь встать на стеклянную полку с людьми.

11:15 

...потому что воля моя сломит Богов.
Прибавился еще годик. Но все хорошо, потому что, как говорит Мор, который старше, что я стал на год ближе к смерти, но в отличии от него хотя бы не рассыпаюсь старческим песком. Не то чтобы это утешает, но если при моей неловкости с меня еще сыпаться начнет, это будет уже совсем грустно.
Впрочем...этот чертов день, который при приближении вызывает во мне дерьмовое ощущение плохих воспоминаний детства и уже хороших - юности, и не знаешь, кого ждать больше, был волшебным от корки до корки. Еще бы я не ждал плохого, решив, что если все хорошо, то я этого не достоин. Не очень понимаю, как обо всем этом писать, потому что вцелом эта та сама "невообразимая буря эмоций", на которую проще найти картинку. Сато - волшебный дурак, без стыда и совести заставивший меня внутренне орать и желать слиться с акулой от смущения и радости. Но теперь выпускать Тони из рук я в принципе не очень хочу (да, я назвал ноут Тони. он же великолепен!).
А когда вечером был еще и концерт Анималов в Мега-парке, это было вообще круто. Как будто они такие "о, тут днюха, надо приехать!". Правда, в моих попытках прыгать, я таки подвернул ногу, и в итоге продолжил просто подпевать.
Зато на меня снизошло озарение, за что я все-таки ненавижу людей. Нет, они хорошие. Но если б их было поменьше, я бы их любил. Вот в толпе они дико бесят. Да и вообще в концентрации группы.
Но слава Богам, что меня окружают прекрасные люди. Да и вообще, в целом, все действительно хорошо. Вспоминая прошлый год, еще более раннее время, я отмечаю, что все идет к лучшему и я тоже меняюсь не в плохую сторону. Если организм перестанет выеживаться, будет еще легче, а то напрягает, следствие ли это моего желания, обращенного к мозгу, или все опять к черту слетело. Все будет.

Давным-давно в детстве я загадывал желание на ветер. Дарил ветру лепестки цветов (обрывая наши нескончаемые герани) и просил. Теперь вырос и просто благодарю.

20:32 

Ирисы до потолка

...потому что воля моя сломит Богов.
В трезвой памяти и светлом разуме. В дыме, в коже, готовый орать.
Моя работа вытаскивает из меня мою собственную гниль и я понимаю, что не так уж и праведен стал, как думал. Меня за это не ругают, хвалят даже, там все такие - давить на людей прямо и косвенно, лгать, создавать иллюзии - других бы туда не взяли. Вот многие и слетают. Не выдерживают. А я получаю от этого легкое удовлетворение, хотя лично с человеком я вряд ли бы так смог. Эта школа действительно жесткая, мне не врали. Не продажами. Отношением к тебе самому и отношением к другим. Но мне нравится продавать людям то, что я продаю. Другое не пошло бы, а тут - включил фантазию, жесткость, и понеслась. Под вечер немного ломает, но стискиваешь зубы и улыбаешься, прощаясь до следующего дня. Смотришь на себя в зеркало и думаешь, а ты ли это? Не то ли, что тебе навязали? Потом вспоминаешь о всех неосуществленных мыслях, когда дошел до края, и понимаешь, что от себя никуда не деться. Каким вырос, таким вырос. Иначе вряд ли вообще могло быть.
Делая перестановку, задумался. Сел на диван и закурил трубку. Сатору прав, я действительно стал мыслить узко. Что стало тому причиной, не очень понимаю пока, но знаю одно - рамки в мыслях меня напрягают. Книги с этим не помогут, это должен сам поменять. Вскрыть коробку с мозгами, очевидно. Но приоритеты последнее время расставились очень жестко, тут уже влияние и Сатору, и книг, и семинаров на работе, где на мой вопрос мне доходчиво напомнили, где и почему люди останавливаются и спускают к черту все свои усилия. Я пока не очень понимаю, как мне достичь того, что я хочу, но понимание - вопрос времени, а двигаться можно и без него. Куда-нибудь да приду.
Сел писать. Наконец-то. Идея пришла там, откуда я ее не ждал - та самая, которую я действительно сел писать и знаю, как развить. Да по правде говоря, таких идей не мало, кровь она такая. Надо пользоваться, пока есть возможность. И те, которые пока еще черновыми вариантами в блокноте и на планшете, тоже надо будет довести до конца.
Когда приедем в Москву, заберу швейную машинку. Прямо ломка начинается, когда думаю о том, что и как мог бы сшить. Первым хочу обшить Сатору. Если понадобится, понесу ее в руках. Слишком много набросков одежды в голове и на бумаге. Последнее время мой мозг начал снова бешено генерировать идеи одну за другой, это словно наркотик, захватывающе, но порой не успеваю их записывать или хотя бы закрепить в памяти. Действие ли это таблеток или просто мозги встали на место, я не знаю, однако это состояние стоит поддерживать. Снова чувствую ту беспросветную жадность, которой всегда жил. Без нее я не я. Еще бы чуть чуть и...

21:53 

...потому что воля моя сломит Богов.
Я завязал с театром.(с) Это как с алкоголем завязать?

Или "чего только не услышишь, устроившись театральным менеджером".
В общем-то, я всегда считал, что моя идеальная работа - это тихий угол, программирование/документы/книги, где никто не трогает и я могу просто заниматься своим делом. Собственно, и образование программиста у меня еще и потому, что никто сильно не трогает, пока ты ебашишь код и не пишешь клиенту (а он уже ебашит за всех по мозгам). Сфера продаж меня привлекала только отсутствием планки в зарплате и доступностью, но это пожалуй было последним, чем я собирался заниматься и где я себя видел. "Я ведь не продажник". Мироздание, как обычно, решило по другому, и, черт побери, это самое идеальное место, которое я мог бы представить.
Хотя поначалу было страшно. Я переходил с работы на работу, и мне сразу сказали, что держать место за мной не будут, поскольку на тот момент я работал 2/2 и о нормальной стажировке речи быть не могло. Но я справился, уложился, с наслаждением перекатывая на языке "Гостеатр", при этом ожидая подвоха. Однако черт. Это потрясающе. Мне нравится и место работы, и условия, и коллектив, и люди, с которыми я работаю.
Правда, я сижу без сделок. Это не особо приятно и я не понимаю, что идет не так. Но в это место я вцеплюсь зубами. Там еще есть свободные вакансии, если что.
Это не останавливает моего желания, если смотреть правде в глаза.
Не так давно мы пили на работе. Пиво, в разгар рабочего дня, когда остался день до спектакля и напряжение выросло до потолка. Это было так...приятно. В смысле, я ощутил, как управляющий действительно в нас заинтересован. Но я теперь тоже хочу стать клевым и чтобы мне давали пить бейлиз, как моей наставнице. И даже несмотря на это, дисциплина там потрясающая. Господи, я могу долго восхищаться этой работой. И теми прекрасными отмазками, которые мне говорят люди.
"С вами в театр я больше не хожу!"(с) Мы с вами лично не ходили, но как скажете.

Коллектив - вообще отдельная тема, от которой я в восторге. И наставница. Пусть мы немного из разных миров, но это редкий человек, с которым я хотел бы подружиться, и не только потому что Юля любит выпить и французские фильмы. Я бы подружился и с Артуром, другим наставником, ахах, но ему 49 и у него трое детей, хотя мозги у него конечно отменные, я б хотел, чтоб он рассказывал побольше.

Сейчас я просто хочу, чтобы у меня с этой работой начало получаться. И тогда я буду вкалывать еще с большей радостью.

12:46 

Даже во сне мысли в плену

...потому что воля моя сломит Богов.
Он привозит мне варенье из сосновых шишек, из розовых лепестков и из лаванды - и боже праведный, нет счастливее человека, чем я. Жую шишки, курю и чувствую лес внутри, вспоминаю, как ел с деревьев кору и смолу (смолу любил больше всего, но ее было мало), как жевал листья, потому что был интересен вкус, как бегал за березовым соком и дикими яблоками, потому что что может быть вообще вкуснее, когда ты маленький и дикий. Боже, чего я только не ел на улице, ахахах. Весь лес перепробовал и цветы, до которых дотягивался. Вот теперь думаю, а не сварить ли варенье из тюльпанов, клевера или сирени...но всему свое время. Надо бы еще к травам вернуться. А ведь когда-то я хорошо в них разбирался. Когда-то - это лет пять, если не больше, назад. Господи, какие же эти шишки вкусные. Кажется, я буду очень страдать, когда они закончатся, но надо держать себя в руках и не есть все в первый день х)
А сон все продолжается. Чем дольше об этом думаю, тем больше напрягаюсь. Других снов уже не вижу, пересаживаю герберы по горшкам, потому что там им уютнее, в земле-то, смотрю со стороны, как отдают цветы входящим и пытаюсь понять, почему не вижу ничего другого. Выход простой - по лестнице вниз, открыть дверь, влиться в поток через мост, а дальше уже куда глаза глядят - в город (это немного дальше по дороге, через лесок), в замок (вдоль реки налево), по тропинкам к другим дверям...да там черт знает, куда придти можно, если захотеть. Иные иногда заходят и спрашивают дорогу, им подсказывают конечно, хотя на мостовой, для таких вот, есть указатели, но без цветов редко они уходят. Цветы ли это вообще, зачем они им и что, черт побери, вообще происходит? Мне нравится там (мое ли это "нравится" или я параноик?), но наверное стоит уйти. На одну ночь уж точно. А там, будь что будет...я как-то уже даже знаю, когда буду один. Такая, легкая изнаночная работа. Если я выгляжу так, будто понимаю, что происходит, то нет.
Пиши, кретин.

12:02 

...потому что воля моя сломит Богов.
Был странный тип сегодня. Не то чтобы из него лезли щупальца, или глазки бегали, я бы не удивился и бычьей голове, обладатели которой иногда проходят внизу. Такие "создания" напрягают своей обычностью. Не обычной обычностью, а такой скованной в тесный флакон вокруг тела, чтобы достигнуть максимума, пока разглядываешь черты и пуговицы на манжете, вроде бы и не подозрительно, а фальш чувствуется. Захотел кипарис, который вырастет самым могучим из всех - я принес ему горшок с маленьким, попутно вспомним, что там, вне сна, у меня тоже есть кипарис Рудольф, и ему у меня хорошо (подозреваю, что у них с Доком межвидовая любовь). Но тип только ухмыльнулся и сказал, что ему нет необходимости давать растению имя. Тот вырастет и люди найдут ему имя сами. Почему мне вспоминается при этом баобаб из Маленького принца...не знаю, хорошо ли, что во сне я продолжаю находиться в этом магазинчике. Не скажу, что мне там страшно, но и напрягает немного. Раньше так долго я находился только в кошмарах.
Ветрянка меня не то что напрягает, скорее раздражает и дает по больному. Я конечно стал понимать, насколько ценю свое тело и внешность, но ночью решил, что к черту, если ходить с язвами на лице, то пусть так оно и будет. Хотя бы будет выдавать, что моя душа-то далеко не прекрасна. Лишь бы прошла поскорее, чтобы я смог на работу выйти и зарабатывать деньги. Бесит.
Не могу заставить себя писать. Катастрофически. Посты в дайри и то через силу и долго, а писать я хочу совсем о другом, о тех мирах, которые создал, о существах, которые выглядывают из-за плеча и просят, чтобы я дал им плоть - слова на бумаге. Но я не могу ни дать им начало, ни связать их в одно целое. И уж последнее, что я хочу расписывать, это скучные человеческие темы. Пожаловался отцу, но он сказал, что если мне за это не платят сорок тысяч, то лучше писать то, что хочется и нравится, на этом поприще я продвинусь быстрее хд конечно, я могу привыкнуть к чему угодно, заставить себя...но, мать его, пошло оно все нахуй, я не хочу больше привыкать к тому, что мне не нравится. Я нашел себе самое идеальное рабочее место на свете, черт побери, разобрался со своей головой, хоть для этого мне и пришлось посидеть в полной изоляции, у меня лучшая женщина в мире, я свободен в чертовом городе в лучших условиях, какие мог попросить. И я не могу сесть и писать. Черт бы тебя побрал, идиот. Ты серьезно? Переступить самую чертовски крохотную ступеньку с такой удобной днк, лучше и быть не могло, неужели так сложно?
И все же, злость действительно мой король.
Пойду писать.
А если не пойду, то хотя бы буду рассказывать, как дела в магазинчике на той стороне.

14:07 

Ярость - мой Король

...потому что воля моя сломит Богов.
Оставляю за собой зеленый след. Странно, что не синий. Хотя это было бы страшнее. Боль царапает изнутри еловыми иглами, поджигает пламя внутри, шипит, раздражает. Злюсь. Что из них горит больше? Размазываю зелень по коже, кажется, зеленею сам, брожу без времени, сутки меняются только цветом за окнами. Изоляция; ни людей, ни разрешения, рамки расплывчатых стен и я, я, только я, только мысли и больше мыслей, воспоминаний, ощущений.
Кто бы подумал, что тяга к ней не выйдет из моей головы. Чувствовать это так остро спустя столько лет странно, но, кажется, это единственное ощущение, которое было и остается верным. Рисуй, у тебя талант. Рисуй, твои родители так хорошо рисуют. Рисуй, смотри, мы нашли тебе учителя. Но когда есть, кому делать это вместо меня - и слава Богам, в сторону карандаши, бумагу, на которые мне тошно смотреть, потому что это не то, что я хочу видеть в своих руках, потому что меня тянет к одной единственной вещи из всех, которую я когда либо видел, потому что даже фортепиано, как замена, не вызывает у меня радости, ведь оно и отдаленно не похоже на скрипку. А потом Учиться поздно, дорого, а денег и так нет, да и видел ты цены на скрипки? Выбрось из головы, скрипке учатся с детства, гитара, которая тоже не для меня, и воплощение изящности - в пыльном футляре, когда забежал брат одной из мимолетных знакомых. Какой Бог мог сотворить такое? Влить столько слов в струны, рассчитать ровные плавность и грубость в одной форме, создать такой совершенный инструмент? Но даже сейчас я стараюсь забить эти мысли куда подальше, зачем я вообще снова о ней вспомнил, спустя столько лет. Дурак, не иначе. Когда-нибудь, может...
А там, на границе снов, я уже которую ночь работаю в магазине цветов. Каких только гостей у меня не было. Как меня занесло туда? Да черт его знает. Я просто пришел и остался. На границе, высматриваю в окна знакомых и сплетаю один за другим букеты. Сегодня ругал опаздывающую ведьмочку, которая должна была мне помочь. Я попал туда...после того кошмара, кажется. Когда вскочил часа в три ночи в слезах, задыхаясь, но ничего не помнил, кроме того, как яростно бился в окна ветер - разбудить пытался? - я впустил его, и стало легче и спокойнее. Сразу вспомнил наши отношения с ветром в детстве...я вообще много чего вспоминаю о себе. А в том магазине особенно любимы мной ирисы. Вы бы видели их - восхитительный сочный цвет, бутоны с ладонь, лепестки из сатина или тончайшего шелка, заглядение. Интересно, кто забегает за букетами. Мы платы не берем, а я и не расспрашиваю, если не говорят. Зато вид в окно - оно во всю стену, а стена у нас метра три, высоченная, на дорогу, где-то замок вдалеке есть, кусок леса и река с мостом. Толпа постоянно внизу. Мы на втором этаже, лестница каменная, дверь деревянная с лилией, приметно.
Меня бесит моя ветрянка на лице.
Начинаю понимать, какую музыку люблю. О да, спустя двадцать два года, я решил, что мне нет нужды придерживаться нейтралитета. Я устал от него. Я бешу сам себя в своем нейтралитете. Когда-то он был мне интересен для того, чтобы понимать больше, для того, чтобы узнавать все, но не придерживаться ничего, чтобы не быть субъективным; но все то было детским любопытством, да и действовать так полностью невозможно. Хотя это дало мне хорошее осознание того, что то, что я не люблю, не обязательно является плохим, правда, по большей части это касалось еды.

23:58 

...потому что воля моя сломит Богов.

Когда все только начиналось, спустя месяц мне казалось, что прошла уже вечность. А теперь прошел год - и мне кажется, как же это было мало. Мне нравится испытывать это чувство. Нравится, что мысли о тебе греют сердце, нравится, что я не могу наговориться с тобой, нравится, когда ты радуешься, нравится, что мы живем вместе, и то, что у нас все впереди. Ты...черт. Ты не представляешь, как я люблю тебя. Испытывать такое чувство все еще удивительно, все еще потрясающе. И даже когда я говорю об этом, это все равно не может выразить всю гамму эмоций, потому что это слишком сильно, слишком хорошо, чтобы это описать. Когда я перечитываю старые посты, когда просто вспоминаю, да и, знаешь, даже когда просто вижу тебя рядом - это счастливое ощущение. Даже когда мы ругаемся. Даже когда ты ворчишь на мою глупость, даже если мы молчим, потому что нам комфортно и в молчании, читая книги, или когда один рисует, а второй смотрит что-то. Твое существование в моей жизни, твое присутствие - лучшая поддержка, которую я мог бы вообще обрести в этой жизни. Пока есть ты, я смогу сделать все. Потому что я хочу сделать тебя счастливым. Хочу, чтобы у нас было больше возможностей в этом чертовом мире, потому что сидеть на месте в тихом углу - не для нас.

Мне нравится смотреть, как ты двигаешься вперед и достигаешь чего-то. Я не хочу отставать от тебя. Особенно теперь, когда я нашел свое место и на работе, когда ты понял, что тебе надо делать, когда началась весна после долгой и тяжелой зимы. Согласен, порой я веду себя как идиот, и я не был хорошим все это время, и наверняка буду в чем-то ошибаться и впредь, но ты все еще со мной, и я благодарен это. Благодарен за то, что ты выносишь мои ошибки, указываешь на них, и хочешь идти вперед вместе. Будь со мной. Давай сделаем наше будущее потрясающим.

Спасибо, что ты есть в моей жизни, Крис.

21:53 

...потому что воля моя сломит Богов.

Одного поля ягоды;
С одной ветки упали, скатились вместе, вечно -
Шагая из века в век, смерти вместе не ведали, и не помнили, что творили.
Дошли до конца, раздали долги. В одном из квадрилионом миров встретимся снова, если выпадет случай.



На работе странно. Я всеми зубами вцепляюсь в шансы, и плевать мне, что вероятность небольшая, я их заберу, от предложенного не отказываюсь. Работаю, работаю, работаю. Ты уже старший- сказала мне новая управляющая, сказал мне наставник, и я подумал "Почему бы нет? Шанса лучше не представится". О том, что будет после, после и подумаю. Где чудо, как не в моих руках?
Вижу либо кошмары, либо добредаю до Кайне и говорю с ним. От чувства вины избавиться трудно, но, кажется, у меня потихоньку получается. Мне...легче дышать, но я не могу перестать думатьдуматьдуматьдуматьдуматьдуматьдуматьдумать. Сколько бы мироздание не било меня, всегда полностью не доходило, а теперь мне тошно от самого себя. От того, какой я, каким стал, от того, что топчусь на месте, от того, что и сам себя не понимаю, от того, что я сам забыл себя и то, что могу. Из весны в весну мне легче проживать, но я боюсь того, что не знаю, когда и как сильно могу провалиться. Хотя нет, подозреваю, когда. В этот раз, думаю, письмо напишу и сожгу. К черту их впредь. Я устал оплакивать свое горе. Пора закругляться. Как будто мне больше нечего будет оплакивать в оставшееся время.
На подоконнике растет лаванда. Хочу рассадить ее по горшочкам, чтоб росла, многолетняя, цвела чаще. Крис говорит, кипарисы не цветут, поэтому хочу, чтоб и он цвел.
Как-то слишком подсел на сладкое. Прям совсем. Это немного раздражает, но насытиться никак не могу.
Надо разобраться со своей головой. В ней хаос, все раскидано, с годами полки забивались барахлом, а теперь ничего не находится, и, боюсь, затянется надолго. Но надо. Я двигаюсь слишком медленно. Времени не так много, чтобы медлить.

23:58 

...потому что воля моя сломит Богов.
Здравствуй, Мир. Нам надо долго и по-честному поговорить. Звучит мрачновато для меня самого.

18:29 

...потому что воля моя сломит Богов.
Еще направляясь на собеседование, я пытался представить себя на будущей работе. Это было странно; и так, в общем-то, и оказалось. Все, как всегда, в моей жизни - чем хуже я могу себе что-то представить, тем лучше оно получается. Устроился работать в кондитерскую неподалеку от дома, и мне, на удивление, нравится, даже несмотря на то, что организация работы хило машет лапками. Но все получится. Мне нравится и коллектив, и место, и продавать людям вкусную еду, которая, пусть и немного, но делает их счастливее. Мне даже не так сильно хочется уходить по вечерам, как хотелось сбежать с Finn Flare. У меня второй выходной - вчерашний я должен был работать, но не вышло - а я все еще прокручиваю в голове моменты, которые можно улучшить, и прикидываю, как это можно сделать. И опять, в моей жизни новая Даша, но теперь она моя управляющая. Все же они меня окружают. Мне очень нравится работать что с Наташей, потому что когда есть "старичок", цели которого совпадают с твоими, но который готов поделиться с тобой опытом и устроить тебе день адского жесткого обучения - это восхитительно, и так гораздо проще, чем если бы мне приходилось постоянно звонить управляющей с вопросами. Тем более с тем, что за два дня работы с другим админом у меня была недосдача и нехилая (и теперь я не очень уверен, что она была реально моя, а ее не пытались на меня повесить), которая ввергла меня в панику. Но валить из-за этого было бы достаточно глупо, учитывая, что подобные проблемы решаются набиванием руки и опытом.
Позавчера, идя с работы домой, я впервые за долгое время ощутил себя действительно уверенным в собственных силах, и считаю это хорошим показателем.
Еще бы я не снес половину ногтя и не залил кровью пол на кухне, перепугав этим Наташу, было бы вообще заебись хд
В моей голове увеличивается хаос. Дурные мысли, дурные сны, я не могу собраться сразу, и меня это бесит, бесит, что не могу творить, как раньше, бесит, что постоянно вижу вокруг тени и не могу от них отключится, и получается только хуже, бесит, что отражение рычит на меня, бесит, что я не могу набить себе татуировку - ни одну из двух, к которым даже нет эскизов, бесит отсутствие на лице очков. Нравится, что недоволен собой. Нравится, что потихоньку прихожу в себя который не в себе. Бесит, что я не знаю, где я. Бесит, что я знаю, где я. Нравится собственная злость. Бесит клетка в голове. Бесят ограничения. Бесят консерваторы. Бесят не рациональные использования пространства и возможностей. Бесит отсутствие шкафа книг до потолка. Бесит, что я зациклился на старых привычках. Бесит, что они въелись и я не могу вытащить их полностью. Бесят слепые люди. Бесит, что мало цветов в квартире. Только елка и лук. Бесят пустые необжитые стены. Нравятся журавли на потолке и проектор звездного неба. Нравятся пластиковые грибы с цветными шляпками. Нравится держать карты в руках. Бесят неиспользованные террабайты моего разума. Бесит человеческий фактор. Бесят пустые разговоры. Нравятся споры о физических явлениях и долгие разговоры, заставляющие думать. Бесит, что не могу стоять планку дольше сорока секунд. Бесит, что нет табака для трубки. Нравится снова вкус "Кэпа" на языке. Бесит, что тело мое - слабое. Нравится, что ноги болят после работы. Бесят страхи о том, что невозможно предсказать. Нравится, что программирование еще влечет меня. Бесит, что я почти ничего не помню. Нравится говорить людям прямо то, что думаешь. Нравится, что приходится вытаскивать из себя все. Нравится, что на пальцах моих - море и кредо. Нравится слушать себя. Бесит, когда не могу справится с дурью в голове. Нравится, когда есть тот, кто всегда даст мне нужную книгу. Бесит, что снова зациклился на деньгах. Нравится, что надо работать как можно больше. Нравится, что работа нравится. Бесит, что карман пустой без ножа. Бесит, что помню тень друга. Нравится, что не пошел медиком. Нравится, что могу продолжать бесконечно.

20:02 

Из разговоров с самим собой

...потому что воля моя сломит Богов.
- Как-то очень сложно не упасть в депрессию из-за отсутствия работы.
- ...вот найдешь работу, и падай сколько хочешь. Сначала деньги, потом депрессия.

URL
17:19 

Когда-нибудь я начну писать, а не излагать факты

...потому что воля моя сломит Богов.
Дневник - хорошее место. Никак не могу научиться выливать куда-то мысли. Даже завел тетрадь, но притронуться так и не притронулся. Хотел бы я, как прежде, писать так же красиво.

Завел Рудольфу грибы. И кита, в котором будет расти лук. Рудольф - это кипарис.

Мне нужна работа. Занятие. Что-то, что мне придется делать, чем я смогу занять руки. Это как ломка, работать. Еще немного и я начну биться во все локации вокруг.

Съездили в Москву. Никому, кроме нескольких человек, не говорил, что приезжаю, и встретился в итоге только с Мором. В первый раз побывал на квесте, подаренном Рыжему. Это было забавно. Оказывается, я испытываю удовольствие от сложных логических задачек. Вот уж не подумал бы. Купили куртку. Его бабушка так волновалась за меня, что пыталась убедить, что моя куртка тоже холодная, и я чуть не поехал в его пальто...неловко. Не люблю, когда за меня волнуются чужие люди. Впрочем, это лучше, чем если бы они меня ненавидели.

Я не понимаю, чего я хочу. Приближение весны заставляет меня немного напрягаться, но я стараюсь об этом не думать. Я мог бы выделить то, чем хотел бы заняться, но понимаю, что не ко всему у меня есть силы и возможности. Если старые желания держаться долго в голове, это ведь что-то значит? По крайней мере, я мог бы хотя бы начать бегать. Физические занятия отчищают разум и забивают мою агрессию.

Хочу книг. Боги, сколько же книг я хочу.

Мой Чудесник сразу принялся за чудеса. Я был уверен, что этих свитшотов больше нет, но он припер его, тот самый, на который я постоянно смотрел, но как обычно не купил. И Скайрим. Книга по Скайриму. Боже, я хочу лежать с ней в обнимку и орать. Лежать в свитшоте. И орать. Орать - это самое главное.

Старая музыка помогает мне расслабляться.

12:32 

...потому что воля моя сломит Богов.
Первое впечатление оказалось ошибочным. Вернее, не совсем так: я просто увидел только то, что хотел. Если о людях я зачастую не могу судить и спустя пару месяцев, то места всегда выбирал интуитивно и основываясь на прошлом опыте. Однако...
Дисциплина. То, что нравилось мне в Finn Flare, серьезное отношение ко всем правилам, меговским или собственным, здравое отношение к "статусу" друг друга. Правда, мне казалось, что мне хватит коллектива, где я смогу найти друзей, но оказалось, что это для меня далеко не на первом месте. Я старался не обращать внимание на явных "любимчиков", на хуевые навыки работы с коллективом, вздыхал на рассказы об отношении к покупателям, но когда на задвинутую в угол бесхозную непонятную сумку мне сказали "Ааа, тут часто кто-то что-то оставляет"....часто? Кто-то? В абсолютно пустом блядь зале? Я не параноик, но если уж не собственная безопасность, то как минимум безопасность магазина/людей в комплексе должна иметь хоть какое-то значение. И если бы единственными плюсами не были веселый народ и шмотье, я бы, может быть, и подумал еще. Но, пидор Василий был прав, и это явно не перевешивает минусы. И три убогих бестолковых трека, от которых сходишь с ума.

Осознание, что у меня нет работы, меня напрягает. Это не так заметно, но, кажется, последние сутки моя голова забита мониторингом всех возможных мест, куда я могу сунуться, и их оцениванием. Да и не только этим. Ахахах. Моя голова - Библиотека, полная Теней.

Впрочем, надо было подстричься, чтобы почувствовать себя намного лучше.

Страшный лес

главная