• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:14 

Своеобразненько

...потому что воля моя сломит Богов.
Вы отмечаетесь в комментариях, и я даю вам 7 ассоциаций с вами, которые первыми придут мне в голову. У себя в дневнике вы пишете, как эти вещи к вам относятся или как они с вами связаны, - как хотите, так эти ассоциации и объясняете.


От [J]Нёхиси[/J]:
14.06.2016 в 12:15
Тексты, лес, скайрим, нейропсихология, контроль, синий, Happy Wolf :D


читать дальше

* * *

От Мятный Дождь:
16.06.2016 в 17:10

Брат, кольцо, карты, сказка, свеча, честность, сладкая вата.


читать дальше

* * *

От shanni:
19.06.2016 в 18:13

Рыцарь, черные доспехи, хмурость, излом, поломанные пальцы, свет во тьме, кровь.

читать дальше

19:53 

Декларация намерения

...потому что воля моя сломит Богов.

Я достаточно редко что-то прошу у Мира. Это повелось с детства, когда я просил у него спасения долгое время, но, поняв, что никто не придет, просто стал искать другой выход. Мир не будет помогать мне, если я могу сделать все сам. И это нравится мне, поэтому я лишь два раза в жизни проклинал его, когда то, что я так любил, рассыпалось. И тем не менее, я действительно был лишь "инструментом" в одном из этих случаев.
Но я знаю, что любит Мир, и мне нравится давать это ему. А взамен, радуется похвале, ведь в очередной раз "вот этого ты точно не ожидал, а я ведь могу так!" я не перестаю удивляться происходящему. Я не думал, что так бывает. Хотя, если быть точнее, я сам решил и боялся думать, что так может быть, потому что это значило бы признать, что я не могу контролировать ситуацию сам. Что мой привычный склад жизни может измениться и я не смогу вогнать его в привычный распорядок. Все придется менять. Придется терпеть неизвестность. Придется вытащить уже привычные нити изо рта и спустить себя с цепи только потому что так может быть.
Я продрал глаза за короткий промежуток времени.
Кого-то любовь вгоняет в депрессию. Первая моя любовь вдохновила меня желанием быть сильнее.
Кого-то заставляет быть мимолетно-счастливым, а потом страдать из-за мелочей. Вторая заставила поставить на себе крест и смириться с одиночеством.
А я наконец смог вдохнуть полной грудью. И теперь я - это я, а не "молчи", "прекрати", "делай так, чтобы мне было лучше". Никаких чужих. Никаких "разных". Все идет к одному набору из четырех букв, зацепившему меня еще несколько месяцев назад, но я не произнесу его вслух, пока не пойму, что готов, пусть и чувствую, что это то самое имя.
И это приятно.
Я слишком устал сидеть на месте. Диплом ждет только одобрения, нити оплетают пальцы и мне не страшно тянуть за них, потому что последствия - лишь выпадающие на рулетке ячейки, существующие условно потому что нужны.
Мне уже все равно. Будет ли кто-то кричать, услышав мои песни во тьме ночи, решит ли Лес порычать на меня. Я - не Спаситель, и не жажду им быть. Зачем, если я могу быть тем, кем жажду быть?
Все будет. У меня появился лишний повод заставить Мир склонить голову, чтобы показать все его Чудеса и Дороги, как и прежде, двигаясь вперед, несмотря ни на что.

Следуй за мной, если не испугаешься тьмы.
Страх - лишь иллюзия Человека.
Тьма скрывает Свет, как и Свет порождает Тьму.

14:43 

...потому что воля моя сломит Богов.
Вся моя жизнь сейчас укладывается в одно слово.
ЧТО?
ЧТО?....
И в основном это относится к диплому. Поэтому не особо есть время расписывать все, что происходит. Но осталось не так много времени, и я смогу выдохнуть.
А тем временем у нас в проходе висит турник, бк заменила недогруша, и я приучиваю себя к нормальному режиму. Мне нравится двигаться вперед.

21:31 

...потому что воля моя сломит Богов.
Я не догадывался, что у кого-то действительно получится сделать так, что я буду думать о нем сутки. Что я буду просыпаться с мыслью о нем, засыпать с ней же, проверять соц.сети ради него...
Но у диплома это получилось.
Осталось совсем немного, и в теории-то готовы две части из трех, да чувствую, что мне скоро понадобится расслабить мозги чем-нибудь, ибо это уже перебор.

10:19 

Глава об убийстве печенья

...потому что воля моя сломит Богов.
Когда Т. вспоминает о моем существовании, я думаю что-то вроде "Охуеть теперь".
Кажется, эта резина будет тянуться еще очень долго.

......Yep!

Иногда мне советуют писать странные рассказы или рисовать упоротые комиксы. С тем, как скидываются вместе слова, это могло бы быть хорошей идеей. Если бы не.

......Yep!

Когда К. снова оказывается в больнице, я уже не удивляюсь. Я бы удивился, будь это не так. Надо было принимать протянутую руку, ты, кусок идиота.

......Yep!

Его попугай поглядывает на нас из-за клетки, а мне хочется вдарить по нему найт-велловской подушкой. Просто потому что эмоции. Интересно, это сдвинуло мою 4Э на позицию вперед, или психософия работает своим образом?

......Yep!

"Жизнь заставит тебя быть мягче, - говорила она, - Надо быть мягче."
Ну вот и будь мягкой и прогибайся подо все. Зря что ли меня жизнь делала жестче?

00:56 

...потому что воля моя сломит Богов.

- Знание, - говорит он, - это то, в правоте чего ты уверен безоговорочно. Однако если для тебя это истина, это не значит, что эта истина работает в чужом мире.
Его голос звучит эхом по пустой квартире, растекается вместе с дымком от трубки. Кажется, что мира за пределами квартиры не существует, и это ощущение нисколько не пугает.
- Так же как и то, что это знание бесполезно, пока ты держишь его в своей голове, - сизые струи оплетают тонкие пальцы, и дым от трубки гораздо живее, чем дым сигарет, реагирует на касания, - В отличии от животных, человеческие мысли нуждаются в звуке, это помогает им жить.
Шумит дождь. За окном темнота, нет ни одного выплевывающего тусклый свет окна, хотя, помнится, раньше они были. Но память может и лгать, да и у самих света только от зажигалки. Так спокойнее и легче дышать.
- Нас приучают молчать, приучают прятать искренность даже от самих себя. Мы боимся высказываться, и это губит нас. Мы высказываемся - и нас губят неправильные слушатели, в глазах которых мы боимся упасть. Но правда ли это так важно?
Он вздыхает. Кошка машет хвостом и смотрит на него с подоконника, иногда фыркая, когда дымок доходит до нее.
- Но, по крайней мере, мы знаем, что ждет нас. Будет тяжело, но разрезать нитки на пасти необходимо, правильно? Так же как и сделать это знание реальностью. Иначе все это будет бесполезным.
Посмеиваясь, стряхивает пепел в окно. Дождь моросит жалко и неуверенно, явно не прилагая ни капли усилий. Цифры на часах выглядят гармонично. Он тихо продолжает говорить, пока голос не становится совсем неслышным, но тени подбираются ближе, слушая.
Каждое слово повисает в воздухе.


URL
18:13 

...потому что воля моя сломит Богов.

У нас месяц - а я болею.
У нас месяц - а я смотрю со стороны и с трудом верю в реальность. Между тем, Мироздание продолжает прыгать вокруг и пищать о том, что оно может, а я дебил неверующий. Оно само в восторге от того, как удачно все сложило, да и я, не скрою, тоже.
"У нас месяц", - мысленно повторяю, смотрю на него и посмеиваюсь, когда мы обсуждаем то, что оба поставили на себе крест. От фразы "с возвращением", пусть я всего лишь сходил в магазин, не могу сдержать улыбку. Я показываю ему то, что мне нравится, и молча радуюсь, видя, что наши вкусы схожи. Смотрю, что нравится ему - и радуюсь, находя что-то интересное для себя. Вдыхаю запах с ткани толстовки. Аккуратно вытягиваю нитки изо рта, а он только говорит "прекращай вечно себя контролировать" и смотрит спокойно, без страха. Мне становится легче от мысли, что он сможет привести меня в чувство, если я съеду с катушек, а не забьется в угол или начнет потом этим стыдить.
На улице "по-питерски", как говорит мимолетно знакомый. Другой Город ждет и зовет, а я понимаю, что все идет правильно. Я вытаскивал себя из всего лишнего, но главного бревна в глазу не заметил. Как же так получилось?
Жизнь меняется внезапно. Я кутаюсь в его толстовку и зеваю, дожидаясь, пока он соберется.
- Тебе сделать с собой кофе?
- Ну..я не знаю...

Но вопрос был скорее из вежливости, мне кажется, что даже если бы он отказался, я бы все равно сунул ему с собой термокружку. Остатка кофе хватает ровно на три ложки, термокружка не выплевывает содержимое, когда я трясу ее, чтобы смешать все. Собственное самочувствие раздражает, но приходится терпеть. Мироздание похихикивает, когда я закрываю дверь и признаю, что счастлив и просто так не дам все это забрать даже ему. А ему и весело смотреть на то, как все меняется. Ему весело смотреть на то, как я снова начинаю взаимодействовать с миром, а не изредка колдовать на удачу.

Руки чешутся. Я хочу мастерить как можно больше всего, блокнот уже кончается от зарисовок идей, которые я не хочу потерять. Я нахожу остатки глины, еще мягкой, и вылепляю пару фигур. Глина застывает быстрее, поэтому я просто зарисовываю их на бумаге или голове. Идеи протягиваются одна за другой, я взахлеб перечитываю книги, нахожу новые, забивая разум знаниями еще активнее. Мой безмерный голод до новой информации вернулся с новой силой.

Смотрю на людей и обдумываю свои поступки в прошлом. Я ни о чем не жалею. Я снюсь сам себе, улыбаюсь и говорю то, о чем забывать не следует. Одним из важнейших уроков Каина был "Люди - опыт".

01:15 

Как ж я люблю подобную хуйню таскать

...потому что воля моя сломит Богов.
ВОУ ВОУ МИРОЗДАНИЕ ЧО ТАК В ЛОБ ТО
АХАХАХ
А
...но я понял, спасибо


shuwany & spirits-house
Другие тесты и гадания от Шувани

01:11 

Седые облака, краснеющие небеса

...потому что воля моя сломит Богов.

Мы идем по улице молча, но это ничуть не напрягает. За нас общается шумная даже вечером улица центра, треплются люди, пробегая мимо, шумит в деревьях ветер, скидывая капли редкого дождя вниз. Я думаю о своем и поворачиваю голову, чтобы посмотреть на него. И вдруг, уже не в первый раз, осознаю себя безмерно счастливым.
- Эй, смотри, смотри, какой я могу сделать финт ушами! Ты не ожидал, да? Не ожидал же? Смотри, ты же не верил, а я и вот так умею! Ну давай же, похвали меня, тебя же это удивило, - продолжает вопить Мироздание, размахивая маленькими ручками. Не ожидал, каюсь. Не верил - но это оно знает даже лучше, чем я, слыша все мои решения.
Я сжимаю его руку крепче и тихо посмеиваюсь, вспоминая о догадливой "тетушке Полли". И обо всех решениях, которые в итоге растворились где-то в ящике "Не понадобится", а на их месте появились другие.
И когда я посреди ночи сижу на его кухне и курю, и когда загадываю желание, и когда сижу на заборе в ожидании, когда наконец он выйдет, мне кажется, что все гораздо серьезнее, чем я сам осознаю, и что я действительно влюблен.

Петербург встречает меня внезапной искусственной пальмой и бабочками в окнах. Это забавно, и я жалею, провожая пальму взглядом, что не успел рассмотреть, просто ли она искусственная или надутая. Я очень хочу рисовать - и первым делом не за кофе, а в книжный, который занимает почетное место на карте нового города сразу же, как тот, в который я точно буду заходить еще не раз и не два. Люди пахнут иначе. Я с интересом рассматриваю закоулки, магазины, вглядываюсь в окна....
...пока, задрав голову, не вижу дородную бабу в халате в окне, явно намеревавшуюся нагнуться. Пока она, стоящая к улице спиной, не успевает это сделать, давлюсь смехом и отворачиваюсь. А потом слушаю историю о курящем в окне полностью голом мужчине и задумываюсь, что разглядывать дома иногда опасно для собственной психики.
Возвращаться к одной и той же станции - почти то же, что заблудиться в трех соснах; и я вижу людей по несколько раз, старик с собакой уже улыбается, а короткостриженная девушка с розовыми губами даже не смотрит, заходя с нами в один вагон.
"У меня в каждом городе красноволосые женщины," - но поиски винограда на вино заканчиваются неудачей, а может, мы просто не дошли до него, однако я и без этого рад слушать этих забавных людей. В ноющей голове промелькают ассоциации и мне не терпится снова сесть за альбом, мне снова тесна бумага, но я стараюсь втиснуться в нее.
На прощание Питер разрисовывает небо дорожками облаков, намекая, что я все равно вернусь. Я и не спорю. Такое знакомство грех не продолжить, и я смотрю на рисунок, нарисованный через полчаса-час после приезда, и думаю, что мое мнение о Городе ничуть не поменялось.
Москва - мой любовник, Питер - моя невеста. (с)

Вдохновение бьет по заднице, по рукам, хватает за уши и вопит, что, вот де, оно пришло, какого черта я сижу. А я смотрю на него и пытаюсь понять, почему оно с чемоданами и закрыло за собой дверь на замок. На десять.
- Но..но мы же с тобой решили расстаться... - звучит жалобно, знаю, но я правда не ожидал, что оно решит придти. Мне прилетает по лицу альбомом и пачкой карандашей. Пока я собираю их, оно обретает форму, приглаживает рыжие пряди и придирчиво разглядывает себя, ожидая, пока я наконец закончу. Я нервничаю от неожиданности, поэтому тишина быстро заканчивается.
- Иди и пиши! Или рисуй! Да делай ты хоть что-нибудь! - ботинком по заднице, лицом в клавиатуру ноутбука; пока я иду по улице, оно бегает вокруг и вопит о том, что еще и где можно сделать. Оно вопит постоянно, но страдаю я - страдаю ли? - руки зудят, и я вдыхаю глубже, пока выбиваю слова по клавишам. Вдохновение сидит на подоконнике и медленно курит. Оно ждет плоды и заражает меня своим нетерпением. Боже, как я скучал по этому.

21:46 

Против себя даже в Эхо не ходят

...потому что воля моя сломит Богов.

...Я успеваю осознать, что делаю что-то не то, только когда замечаю кого-то рядом. Только тогда я осознаю, что уже достал нож, что жар сигареты дошел до фильтра и обжигает губы, что, черт побери, я зашел дальше, чем хотел. Я смотрю на него уже наверняка потемневшими глазами, и понимаю, что он не собирается меня возвращать. Более того, он с радостью пойдет дальше к тому, что потом будет так разочарованно вздыхать и пытаться уцепиться корнями. Лес тихо рычит, скалится, но я знаю, что это из-за опасения, что он принюхивается и всего лишь осторожничает. По вискам бьет жаждой. Но самообладание - необходимость, чертовски проклятая необходимость, в которую возвращает лишь едкий запах мангала.
...На выходе уже чувствую себя так, словно пробиваюсь сквозь стены купола. И желтая хищная Луна уже серо-белая, как положено, и холод пробирается по ногам, и я снова понимаю, что творю. Мне кажется, что город вокруг искусственный, но отличия я ищу уже скорее по привычке. Это интересно лишь поначалу.

Пока он курит, я перелистываю страницу и продолжаю читать книгу вслух. Запах никотина переплетается с лекарствами, за окном бушует ветер, судя по скрипу рам явно намереваясь вбиться в палату. Я не уверен, что он слушает меня, но мне и самому интересно, что будет дальше. Иногда он усмехается и отпускает комментарии касательно персонажей, а я только киваю.
Он говорит, что хотел бы умереть в лесу. Чтобы корни вплелись в его тело, чтобы сквозь кости прорастали травы и цветы, а в черепной коробке поселились жуки. Он говорит, что охотно оставил бы лесу душу, но до его любимого далеко ехать, и надо будет сделать это, когда его выпустят.
В палате пахнет табаком даже спустя неделю. Я провожу пальцами по подоконнику и зашиваю свой рот. Когда-нибудь я вытащу нитку. Когда-нибудь, когда окрепнет дерево на его костях.


Мироздание смеется и продолжает хитро улыбаться. Иногда оно похоже на маленькую девчушку, иногда - на сурового старика, но каждый раз оно ведет себя одинаково; каждый, но не сейчас. Я смотрю за этим, старательно вытягивая из себя лишние нити. Мне инстинктивно хочется отступить, человек внутри забивается подальше и трясется от страха, пока Ярость ухмыляется. И мне это нравится; я не боюсь и говорю то, что вертится на языке.

- Спасибо, Горький.
Я выдыхаю и давлюсь тихим смешком, затягивая нитку на губах сильнее, чтобы ничего не ответить. Да. Спасибо за прекрасный подарок и воспоминание, заставившее меня понять, что же мне необходимо делать дальше. Люди считают, что конец - это плохо, но я уже говорил, что люблю большинство своих воспоминаний, и что некоторые из них особенно ценные.


Небольшой факт моей жизни: стоит мне уснуть рядом с кем-то, я вижу этого человека во сне. Интересненько.



22:41 

...потому что воля моя сломит Богов.
Мироздание, ахах, что ты делаешь...
...продолжай.

00:20 

Завещаю коллекцию призраков своим духовным потомкам

...потому что воля моя сломит Богов.

Он смотрит на меня своими пустыми бледно-голубыми глазами. Они настолько бледные, что я с трудом мог бы различить цвет, видя их впервые. Но я-то знаю, какие они.
- Я ненавижу тебя, - и слова, много слов, общий смысл которых сводится лишь к этому. Я молчу. Он продолжает шептать, не обращая на мои попытки стереть с его щек слезы, лишь цепляется тонкими костлявыми пальцами за одежду и руки, когда я собираюсь встать, чтобы укрыть его пледом. "Я ненавижу тебя" и "Не уходи" - почти синонимы. А я и не вырываюсь.
Слова изливаются невероятным потоком, и чем больше он говорит, тем сильнее вцепляется в меня, тем сильнее ревет, захлебываясь собственными эмоциями.
На запястьях - красные нити, сплетенные каждому.
Но мне хочется сорвать ее со своего.
- Ты никогда не... <Людей тысячи. Заткнись.>
- Не думай, что... <Если не смогу с кем-то, то сделаю это сам. Просто заткнись.>
- Всегда... <Просто закрой рот.>
Я не выдерживаю и срываюсь с места, отталкивая его от себя, но пока мучаюсь с треклятым замком, он догоняет и шепчет с ухмылкой:
- Ты еще поймешь, что я прав.

- Это твоя вина! <Моя?>
- Это все из-за тебя! <Да. Я знаю.>
Дурно пахнущий труп перед глазами и призрак за спиной на долгие, долгие годы. Я перекатываю на языке все слова вместе с очередным дымом сигарет, высунувшись в окно. Я не стираю ни одного воспоминания, потому что это бессмысленно. Потому что я довел его до этого и этот грех мне не смыть, даже если бы он не следовал за мной.


Я просыпаюсь посреди ночи и вглядываюсь в темноту. И когда я понимаю, что призрак за спиной все еще усмехается, что он никуда не делся, я понимаю, что...что, черт побери, в этот раз все иначе. И ты знаешь, Мир, что я не сверну с этой дороги, даже если она кончится для меня плохо, даже если придется разгребать много дерьма - в конце концов это то, что мне дается лучше всего. Я просто не хочу сворачивать, потому что могу сотворить свое будущее сам. А призрак за спиной посмеивается. Он всегда это делает, всегда шепчет одно и то же. И никогда не обнимает и не говорит:
- Просто прекращай уже думать о моих словах.
Все мои страхи - только в моей голове. Осталось лишь ждать и смотреть, куда меня заведет этот путь.

20:23 

...потому что воля моя сломит Богов.


Алкоголь - это забавно. Впервые напиться, впервые ощутить похмелье...маленький плюс в качестве опыта ощущений, но, пожалуй, стоит с этим завязывать. Я добился нужного ощущения, и больше ничего мне не надо.
Мне нужно быть аккуратнее. Я слишком хорошо знаю себя, чтобы не предугадать, что будет дальше. Но мне интересно. Мне всегда интересно. Мир явно издевается что-то задумал, цепляясь почти за каждое мое слово. Это так...мило. Нет, серьезно. Даже трогательно немного. Но если бы мне еще подсказали, что ждать от всего этого. Я чувствую, что теряю голову и одновременно испытываю невероятный покой. Это чертовски круто.
Мой дом уже и не дом вовсе. Все вернулось к тому, с чего началось - я знал, что сбегу отсюда, как только появится серьезный повод, когда едва переступил порог. Словно зашел в чужое жилище, в котором мне дали угол для сна, что, впрочем, и к лучшему. И чем ближе время для того, чтобы собрать вещи и уехать, тем больше вариантов предлагает мне Мироздание. Знает же, что меня не остановить. Спасибо. Понять бы, что из этого стоит выбрать, и какие еще варианты могут появиться. На тот идеальный, который я так лелеял в ожидании, я уже и не надеюсь.
Однако в зеркале уже не "я".
"..Wut - значит "ярость" по-немецки.."
Да. Ярость. И те воспоминания, которые мне нельзя терять. Те уроки, те проступки, моменты слабости...ту неубиваемость и неугасающий огонь в груди, который никогда не потухнет.
Догорают последние барьеры и я все больше становлюсь собой. Все ближе к тому, чем должен быть.
Кто-то сгорит. Кто-то поднимется. Кто-то вернется. Никто из них не исчезнет навсегда, потому что это невозможно. Тесный, сплетенный тугой паутиной Мир. Боже, сожги их страхи и опасения, дай мне поделиться с ними силой и волей, сжечь их пугливость, как лишнюю деталь пазла.
Я не остановлюсь, потому что меня не пугают трудности и боль.

Чудовище страшного леса сломало прутья заржавевшей вековой клетки. Не бойся, посмотри в мои глаза.


08:17 

...потому что воля моя сломит Богов.
Боже, все, что мне нужно, это немного физического тепла. Это видимо единственное, что помогает мне забыться.
Боже, просто дай мне кого-нибудь, кого можно обнять.

00:36 

Тайнами, которые вовсе не тайны

...потому что воля моя сломит Богов.
Холод должен пробирать до костей, но мне настолько жарко, что я бы с радостью снял толстовку. Настолько жарко, что по спине и лбу течет пот, и я стираю его рукой, садясь на корточки. Нужно отдышаться.
- Не вырубись, Макс, - в ответ на смешок показываю средний палец, но ухмыляюсь сам. Всем плевать, как ты себя назовешь, пока ты не ноешь и помогаешь другим разминаться. Я подстригся вовремя - волосы не лезут на лицо, и я могу просто пригладить темные пряди и натянуть капюшон. Хочется курить.
Вдалеке проезжают машины. Можно представить, что они рядом, если закрыть глаза и прислушаться. Люди спешат куда-то, думают о своих проблемах, прикасаются друг к другу, а мы здесь...бьем друг друга. Телефон отвлекает, пищит, оповещая об очередном сообщении. К черту их всех.
Дыхание сбивается, в руки отдает слабой болью, но я уже почти зависим от этого. И не только я. Мой спарринг-партнер улыбается, почти скалится, иногда морщась, давая понять, что я бью слишком сильно. Но он сам на это подписался.
Шаг. Еще шаг.
Быстрее. Сильнее.
Из головы вылетает абсолютно все. Интересно, мое сердце вылетит при таком сердцебиении, если я продолжу?
- Не давай ему и секунды отдыха!
- Не уворачивайся, бей!
Выдох. Я уже не чувствую боли, все тело горит, инстинкты бьют по вискам, подсказывая, когда и что нужно делать. "Сдаюсь" - почти музыка для ушей. Кого-то теперь будут дразнить. Кто-то переключает музыку, помогающую чувствовать ритм. Я чувствую себя чертовски живым и тяжело выдыхаю, растягивая губы в ухмылке. До тех пор, пока не свалюсь от усталости.
- Ну что, кто следующий?

***

Рус протягивает мне сигарету и садится на корточки рядом. У него разбит нос, а у меня болят костяшки и ребра, но мы затягиваемся почти одновременно. Мне не хватает табака трубки, но сойдет и это. Так и сидим, пока народ постепенно расходится.
- Если бы на нас не было защиты и не было правил, я бы не рискнул заниматься с тобой, - он посмеивается, пока я мажу руки, сжимая фильтр зубами. Мы почти одного роста, но он крепче, зато я - быстрее. Музыка все еще орет из динамика, потрескивает, искажается, портясь в качестве. Кажется, это Hollywood Undead, но я не уверен.
- На третьем я уже выдохся. Ты продержался дольше, - говорю то, что он хочет услышать, но что, в общем-то, правда, и стряхиваю пепел. Мы знаем друг друга уже четыре года, но пересекаемся достаточно редко, чтобы не обмениваться любезностями. Пить хочется невероятно, чувства голода уже нет, а мышцы ноют сладкой усталостью. Где-то гудит скорая. В воздухе витает легкое напряжение, как всегда, когда люди хотят что-то сказать, но не рискуют, и я перевожу взгляд на него. Жду. Секунду, минуту. Он сначала улыбается, потом ежится, докуривая уже немного нервно. И все-таки я слышу то, от чего замираю сам.
- Ты похож на него в эти годы.
Он продолжает говорить, но мой мозг выцепляет только эту фразу.
И я не могу выкинуть ее из головы. И все то, что думаю по этому поводу.

00:00 

...потому что воля моя сломит Богов.
21:41 

Люди - жертвы собственного страха

...потому что воля моя сломит Богов.
"Воскрешение возможно только после полного саморазрушения.
- Только потеряв все, - говорит Тайлер, - мы обретаем свободу."
(с)


Я доводил себя до этого состояния три ночи. Выковыривал, выдирал из глубины разума все, что давно пора выдрать; все, что хотел спрятать подальше от себя или других; все, что сводило меня с ума.
Это было бы страшно, если бы я не делал этого намеренно. Страшно, когда открываешь глаза в темноте и понимаешь, что все, кто за стеной, уже мертвы. И не потому что ты причинил им зло, а потому что их срок слишком короткий. Страшно, когда включаешь конфорку, и знаешь, что можешь просто не зажигать ее. Люди окружили себя опасными вещами, и страшно - когда ты знаешь, как их можно использовать. А от того, что ты не собираешься останавливаться, становиться еще страшнее.
Но не тебе.
Потому что из разгоревшегося внутри пепелища уже тянутся когтистые лапы и я замираю, слыша собственный смех.
Потому что я устал оплакивать своих мертвецов. Они мертвы - так пусть смотрят теперь на меня, они, не сумевшие остаться рядом.

Я хочу нарисовать крылья кому-нибудь из этих глупых детей. Боже, дай мне тех, кто будет готов прыгнуть со мной.
И смотри, как я разгораюсь ненасытным пламенем.

Выходите из своих застывших квартир,
Я буду петь вам на набережной, рисовать десятки картин
И покажу, как хорошо в этом чертовом мире.

22:48 

.

...потому что воля моя сломит Богов.

@темы: Письмо души

11:16 

...потому что воля моя сломит Богов.
Тени чернеют и тянутся медленно, но упрямо.
А мне все равно. Мне уже давно все равно, потому что я не могу достигнуть чуда, которого так жажду, даже если оно достаточно простое. Вселенная предлагает мне разнообразие "детишек", а я понимаю, что устал и хочу такого же ненормального, как и сам, чтобы быть в состоянии куда-то внезапно рвануть и поехать.
Чтобы вместе прыгать в сугроб за окном из окна, чтобы идти и читать стихи на краю моста, чтобы лезть в места, в которые "нельзя". Чтобы пистолету в моей полке доставалась хоть толика восхищения, а не пыль. Чтобы на мои идеи и проекты слышать ответ "Я в деле", а не "Мм, прикольно" или "Ты ебанутый".
Чтобы мне не приходилось постоянно скалить зубы и я мог изредка расслабиться, опустив лапы.

"Кто ты?"
Я разозлился на себя и наплевал на всякую гордость. Это было опасно и глупо, но все прошло хорошо.
"Человек" внутри - неубиваемый в таких условиях паразит, которого разве что можно иногда выжигать до тла, но убить полностью не получится.

Ты зовешь себя Максом, потому что это имеет какое-то важное значение для тебя?

Осталось всего несколько месяцев до..
Как же я снова хочу читать людям стихи вслух.

Карты дня:
Десятка кубков, семерка пентаклей, маг.

08:47 

...потому что воля моя сломит Богов.
Он срывается с цепи, и я ничего не могу поделать с этим. Я не хочу, даже если это значит, что я сойду с ума, даже если это ставит под угрозу все то, что я так бережно оберегал - всю мою бесконечную обыденность.
Это как глоток свежего воздуха. Я вспоминаю, задыхаюсь и пытаюсь вдохнуть глубже, слиться с этим сильнее, чтобы наконец прочувствовать до конца, что значит стать собой. Страха нет и в помине; его и не должно быть.
Тьма забирается в глотку ядом, забивается в глаза, искажает мир.
Боги кричат где-то за окном.
Все вокруг трескается, теряя запах и вид.
Мне - не страшно.
Я слишком долго смотрел на мир глазами, которыми надо было смотреть.

С о ж р и и х в с е х. Не оставь ни кусочка.
В ы р в и и з н и х ч е р в е й - л ю д е й. Чтобы и они смогли открыть наконец свои зашитые глаза.

Они все вышиты черными нитками.
Они все пахнут так, что мне становится тошно от скучного сухого запаха.
Я хочу найти то, что когда-то потерял по собственному беспамятству. А до тех пор, мое бесконечное Спокойствие будет мне партнером.


Страшный лес

главная