...потому что воля моя сломит Богов.

Я слишком давно видел море, чтобы помнить свою любовь к нему. Время стерло воспоминания, но увидев его, я вспомнил. И влюбился снова, окончательно и бесповоротно. Протянуть к нему руки, петь ему, дарить венки цветов или бумажные кораблики, вытаскивать то, что может подарить только Море. Маленькие озера стали мне тесны.

Профессию я выбирал по принципу "изучить то, чего не понимаю" и "чем меньше людей, тем лучше". В работе меня больше волновала зарплата, чем что либо еще, но учиться общаться с целой кучей людей абсолютно разных типажей - все-таки невероятно полезный опыт. Подработка в службе психологической помощи была не такой познавательной в этом плане, да и не такой долговечной. На самом деле, они все таки милые, просто awww. Вероятно, после трех лет обучения в мужском коллективе я и правда отвык от обычного женского общества, но это забавно. Забавно - и одновременно грустно - когда девушки так радуются мелким комплиментам, помощи, уважению и готовы рассказать все впрочем, мне вечно что-то рассказывают, что мне начинает казаться, что у них до этого стажерами приходили какие-то забитые злые особи. При мне приходили новые стажеры только парни, и единственная мысль, которая у меня появляется при виде их это "Мальчик, ты правда уверен, что хочешь работать в чисто бабском обществе?".

Ощущение положения на своем месте - все-таки, приятное чувство. Почти такое же приятное, как стряхивать пепел своих страхов с рук, или как выдыхать полной грудью, зная, что ты - один из тех неубиваемых ублюдков. Я счастлив. Но ненавидеть себя того было весело. Я весь в следах, но это уже не важно; Он бинтует мои руки, пока я вздрагиваю от этой чертовой нежности и осторожности, пробирающих до мурашек. Объятия ночью дают такой покой, что я вырубаюсь; разбирая новые поставки, я первым делом высматриваю фиолетовые рубашки. Он ловит меня на двадцатиминутный обед, а я жду его ночью и думаю, какой бы завтрак замутить, перестав волноваться за трату продуктов. Бомжпакеты спасут нас, если что. И единственное, что меня расстраивает - отсутствие в доме дрели и скотча, чтобы развесить все, что мы уже сделали, и сделать место для того, что еще планируем повесить.

Я стою на балконе и курю, укутанный в прохладный плед темноты и ночного ветра. Вытягиваю руки наружу, дождь целует их каплями, смывает с них кровь и вылизывает израненную кожу прохладным языком. Мне кажется, что раны на них выглядят даже лучше, чем целостность; то, что меня беспокоит - отсутствие табака для трубки. Нужно идти спать, но ливень усиливается, подхватываемый сильным ветром. Где-то в стороне ночь пожрала лес, а может, и наоборот, подбираясь все ближе и пряча его Хозяина подальше.

Хозяин Города шагает тонкими длинными ногами по пустым улицам. Перекидывается в высокие густые тени, когда кто-то выходит из-за угла, переползает, напевая свои песни, по домам. Всюду свои хозяева; я слышу, как один из таких воет из Леса, зовет, заслышав мое намерение. Я знаю, что ты ждешь; ждешь и нас с моим Волчарой, и подарков, старый, соскучившийся по детям Изнанки и сказкам.
Мое намерение не падет.

@темы: Прошел мимо, Из разговоров с самим собой