райский ублюдок
...потому что воля моя сломит Богов.
В трезвой памяти и светлом разуме. В дыме, в коже, готовый орать.
Моя работа вытаскивает из меня мою собственную гниль и я понимаю, что не так уж и праведен стал, как думал. Меня за это не ругают, хвалят даже, там все такие - давить на людей прямо и косвенно, лгать, создавать иллюзии - других бы туда не взяли. Вот многие и слетают. Не выдерживают. А я получаю от этого легкое удовлетворение, хотя лично с человеком я вряд ли бы так смог. Эта школа действительно жесткая, мне не врали. Не продажами. Отношением к тебе самому и отношением к другим. Но мне нравится продавать людям то, что я продаю. Другое не пошло бы, а тут - включил фантазию, жесткость, и понеслась. Под вечер немного ломает, но стискиваешь зубы и улыбаешься, прощаясь до следующего дня. Смотришь на себя в зеркало и думаешь, а ты ли это? Не то ли, что тебе навязали? Потом вспоминаешь о всех неосуществленных мыслях, когда дошел до края, и понимаешь, что от себя никуда не деться. Каким вырос, таким вырос. Иначе вряд ли вообще могло быть.
Делая перестановку, задумался. Сел на диван и закурил трубку. Сатору прав, я действительно стал мыслить узко. Что стало тому причиной, не очень понимаю пока, но знаю одно - рамки в мыслях меня напрягают. Книги с этим не помогут, это должен сам поменять. Вскрыть коробку с мозгами, очевидно. Но приоритеты последнее время расставились очень жестко, тут уже влияние и Сатору, и книг, и семинаров на работе, где на мой вопрос мне доходчиво напомнили, где и почему люди останавливаются и спускают к черту все свои усилия. Я пока не очень понимаю, как мне достичь того, что я хочу, но понимание - вопрос времени, а двигаться можно и без него. Куда-нибудь да приду.
Сел писать. Наконец-то. Идея пришла там, откуда я ее не ждал - та самая, которую я действительно сел писать и знаю, как развить. Да по правде говоря, таких идей не мало, кровь она такая. Надо пользоваться, пока есть возможность. И те, которые пока еще черновыми вариантами в блокноте и на планшете, тоже надо будет довести до конца.
Когда приедем в Москву, заберу швейную машинку. Прямо ломка начинается, когда думаю о том, что и как мог бы сшить. Первым хочу обшить Сатору. Если понадобится, понесу ее в руках. Слишком много набросков одежды в голове и на бумаге. Последнее время мой мозг начал снова бешено генерировать идеи одну за другой, это словно наркотик, захватывающе, но порой не успеваю их записывать или хотя бы закрепить в памяти. Действие ли это таблеток или просто мозги встали на место, я не знаю, однако это состояние стоит поддерживать. Снова чувствую ту беспросветную жадность, которой всегда жил. Без нее я не я. Еще бы чуть чуть и...